Взаимные фонды (что это) – как работают, как вложить. Примеры

Что такое взаимные инвестиционные фонды – как они работают и как инвестировать в них деньги. Примеры известных фондов, статистика и виды, отличия от ПИФ и ETF.

Цитаты

«Мрачная ирония инвестирования в том, что мы, инвесторы, не получаем то, за что платим, а получаем именно то, за что не платим. Мы ничего не платим, но получаем всё».

«Настоящему инвестору лучше забыть о фондовом рынке и обратить внимание на свою дивидендную доходность и операционные результаты своих компаний».

«Долгосрочное владение фондовым рынком — игра для победителя, попытки обыграть рынок — игра для проигравших».

Уверены, вам есть что сказать по поводу этой и других статей! Пишите нам через форму обратной связи — мы с удовольствием выслушаем все пожелания и ответим на любые вопросы в кратчайшие сроки!

Больше интересных материалов

Что такое взаимный инвестиционный фонд

Термин «Взаимный фонд» (с англ. Mutual Fund) пришел к нам из Америки. Именно там был создан этот тип инвестиционных фондов.

Взаимный фонд — это фонд, который управляет большим портфелем акций, ориентированный на малых или средних инвесторов. Он предоставляет доступ к профессионально управляемым портфелям акций, облигаций и других ценных активов с минимальным входным порогом.

Википедия определяет взаимный фонд как портфель акций, тщательно подобранных и приобретённых профессиональными управляющими на вложения большого количества мелких вкладчиков.

Если говорить, что такое взаимный фонд простыми словами, то это вложение в портфели ценных бумаг на фондовом рынке. Сам фонд занимается инвестированием собранных денег с целью обеспечить максимальную доходность при минимальном риске.

Стоимость акции фонда равна стоимости суммарных инвестиций фонда (за вычетом долга), делённых на число акций.

Аналог взаимного фонда в России – паевые фонды. Разница в том, что паи можно продавать только раз в определенный период и для этого требуется личное присутствие в банке или офисе компании. Инвесторам взаимных фондов нужно лишь купить акции самого фонда на бирже по интернету. Их можно купить и продать в любой момент.

Вы можете найти множество взаимных фондов по данному скриннеру – https://finance.yahoo.com/screener/mutualfund/new. Вам нужно лишь указать предпочтения в фильтре и нажать кнопку “Find Mutual Funds“.

8 основных правил инвестирования Джона Богла

В основе системы инвестирования Д. Богла лежит принцип простоты. В своем бестселлере «Взаимные фонды с точки зрения здравого смысла. Новые императивы для разумного инвестора» Богл делится со своими читателями основными правилами инвестирования:

  1.  Выбирайте фонды с низкими издержками.
  2. Учитывайте дополнительные расходы, которые могут возникнуть в связи с получением консультации.
  3. Не переоценивайте показатели фонда в прошлом.
  4. Используйте показатели за прошедший период, чтобы определить стабильность и риск.
  5. Остерегайтесь звезд (имеются ввиду топовые менеджеры взаимных инвестиционных фондов).
  6. Остерегайтесь слишком крупных объемов.
  7. Не владейте слишком большим количеством фондов.
  8. Купите и держите свой портфель.

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

Предисловие

Не верьте цифрам! Или, быть может, следовало сказать «даже не надейтесь на цифры»? Не секрет, что хваленая американская финансовая система не раз пускала нас на дно в бурное первое десятилетие 2000-х. Оно началось с впечатляющего краха фондовой биржи в 2000–2002 гг., когда все здание ожиданий в отношении наших компаний, выстроенное недобросовестными «аналитиками», которые должны были знать (и действительно знали!) обо всем лучше остальных, рухнуло у нас на глазах. За сильнейшим финансовым шоком последовали череда бухгалтерских скандалов в Enron, WorldCom и других компаниях в 2001–2002 гг., скандалы вокруг взаимных фондов в 2003 г., и затем – мать всех финансовых крахов: ошеломительная серия финансовых кризисов, которые начались летом 2007 г. и в конечном итоге поставили всю финансовую систему на грань разрушения, а мировую экономику – на колени. В свете происходящего, возможно, вы полагаете, что лидеры Америки как в сфере политики, так и финансов часто появляются на публике с подробнейшими объяснениями и многословными извинениями. Но вы ошибаетесь. В ответ – тишина.

Вот где на сцену выходит Джек Богл, совесть Уолл-стрит, если у Уолл-стрит вообще может быть совесть. Точнее, Богл никогда не уходил со сцены. На протяжении многих десятилетий своими обличительными речами и неумолимым пером он пытался заставить индустрию взаимных фондов и финансовую отрасль в целом принять более высокие деловые, фидуциарные и этические стандарты. На самом деле в основу давшего название этой книге эссе легла лекция, прочитанная Боглом в Принстонском университете (нашей с ним alma mater) в 2002 г., а некоторые эссе написаны еще раньше. У тех, кто стоит у руля нашей финансовой системы и нашего государства, имелась в распоряжении масса времени, чтобы все исправить, прислушивайся они больше к тому, что говорит Богл. К сожалению, его голос слишком часто был подобен гласу вопиющего в пустыне.

Этот прекрасный голос громко и убедительно звучит здесь, в ценнейшем собрании 35 эссе, в большинстве своем лаконичных и емких по содержанию. Они охватывают темы, которые больше всего волнуют Богла: непомерная стоимость услуг финансовых посредников; постыдное несоблюдение фидуциарных обязательств в их обычном понимании; неэффективное использование дорогостоящих талантов в финансовых манипуляциях вместо полезной производительной деятельности; удручающее торжество эмоций над трезвым разумом в очень многих инвестиционных решениях и проистекающая из этого – порой чрезвычайно пагубная – победа спекуляций над инвестированием. Если прежде вы уже слышали мнение Богла по этим вопросам, возможно, вам будет полезно освежить в памяти его уроки. Если же нет, то вас ждет истинное удовольствие, потому что Богл излагает свои идеи не только со страстью и убежденностью, но и делает это увлекательно, остроумно и с подлинным литературным талантом. В какой еще финансовой книге вы найдете ссылки на Горация, Бенджамина Франклина, Эдгара Алана По и Стивена Кольберта?

Неудивительно, что Богл как ветеран индустрии взаимных фондов и отец индексного инвестирования направляет свой гнев в первую очередь на высокую стоимость услуг финансовых посредников. Он не устает напоминать инвесторам фундаментальную формулу:

Чистая доходность инвесторов = Валовая доходность активов – Затраты на инвестирование

Эта формула, помимо прочего, подразумевает, что инвестиционный консультант, брокер или управляющий взаимным фондом зарабатывает свои комиссионные только в том случае, если валовая доходность, которую он добавляет благодаря тому, что «переигрывает рынок», превышает вычитаемые им издержки. Имея на руках многочисленные доказательства обратного, Богл сомневается в распространенности подобной практики. Например, в 4-й главе он приводит шокирующую цифру: в 2007 г. стоимость посреднических услуг в сфере торговли ценными бумагами составила $528 млрд. Это равняется 3,8 % ВВП или, по замечательному совпадению, составляет ровно ту сумму, которую американские компании вместе взятые потратили в том же 2007 г. на новые заводы, офисы и магазины. Принесли ли эти бробдингнежские затраты[1] столь же весомые выгоды? Богл уверен, что нет, и, судя по всему, он прав. Богл превозносит достоинства индексного инвестирования – в первую очередь низкие операционные издержки. Впрочем, это неудивительно слышать от человека, давшего нам Vanguard. Богл должен знать, о чем говорит, – и он действительно знает.

Фидуциарная обязанность всегда занимала центральное место в его пантеоне добродетелей и пороков – и некоторые из эссе в этом сборнике ярко демонстрируют его высокие моральные принципы и прочный фундамент, состоящий из чувства ответственности и долга. В конце концов, как напоминает нам Богл в названии 14-й главы (и на протяжении всей этой книги), «никто не может служить двум господам». (Хотя на Уолл-стрит многие пытаются служить более чем двум.) По словам «Святого Джека», как иногда называют Богла, «фидуциарная обязанность – наивысшая из известных закону». Помимо всего прочего, она подразумевает, что доверенное лицо «во всех случаях действует исключительно в интересах доверителя» и «никогда не ставит личную заинтересованность превыше этой обязанности» или не оказывается в ситуации, когда «фидуциарная обязанность по отношению к клиенту вступает в конфликт с такой обязанностью по отношению к кому-либо еще». Можете себе представить, насколько мягче был бы финансовый кризис, если бы Уолл-стрит придерживалась таких простых правил? Если нет, прочитайте эссе Богла на эту тему. И вы поймете.

Я мог бы продолжать дальше и дальше, но вы купили эту книгу для того, чтобы читать Богла, а не Блиндера. Позвольте мне закончить свое предисловие одной крамольной мыслью, которая крутится у меня в голове после чтения этих эссе.

После того как пик финансовых катаклизмов 2007–2009 гг. был пройден, т. е. примерно в марте 2009 г., политики, эксперты по финансовым рынкам, ученые и другие причастные лица смогли переключить свое внимание с мер чрезвычайного реагирования, которые были нужны для спасения системы от полного краха, на продумывание долгосрочных структурных реформ, необходимых для строительства более устойчивой и более справедливой финансовой системы. Это дало толчок широким национальным дебатам, результатом которых стало принятие в 2010 г. судьбоносного Закона Додда – Франка о реформе Уолл-стрит и защите потребителей. Понятно, что это только начало. Но по мере разворачивания этих дебатов у меня возникла абсолютно недемократичная и, надо признать, крамольная мысль: а не лучше ли было поручить это дело небольшой команде известных своей честностью и умом специалистов, подобных Джеку Боглу? Закончив читать эту книгу, вы поймете почему.

Алан Блиндер,

профессор экономики Принстонского университета,

один из директоров Принстонского центра исследований в области экономической политики,

бывший вице-председатель Федеральной резервной системы

Принстон, штат Нью-Джерси

Май 2010 г.

Все разумное просто

В отличие от других легенд мира финансов личное благосостояние Джона Богла является более чем скромным — около $80 млн. Для сравнения: состояние Уоррена Баффетта составляет около $84 млрд, а Джорджа Сороса — $8 млрд. При этом Богл основал и долгое время руководил одной из крупнейших в мире инвестиционных компаний The Vanguard Group, под управлением которой сейчас находятся активы на $5 трлн.

Книги Богла давно стали бестселлерами и являются настольными для каждого, кто только знакомится с индустрией взаимных фондов или уже профессионально ею занимается.

Особенного успеха добился его обстоятельный, на 500 страниц, труд «Взаимные фонды с точки зрения здравого смысла. Новые императивы для разумного инвестора» (Common Sense on Mutual Funds. New Imperatives for the Intelligent Investor), выпущенный в 1999 году.

Книга получила высочайшие отзывы не только от специалистов инвестрынка, но и далеких от финансового мира людей. В 2010 году компания Consumer Affairs, занимающаяся просветительской деятельностью среди потребителей и защитой их прав, включила эту книгу в список «15 деловых книг, которые на самом деле помогут вам стать богаче».

В 2004 году журнал Time включил Джона Богла в список 100 самых влиятельных людей мира. Статью о нем написал тогдашний прокурор штата Нью-Йорк небезызвестный Элиот Спитцер, сделавший себе имя на расследованиях финансовых махинаций и спорных рыночных практик на Уолл-стрит.

«Гений Богла заключается в том, что он признал следующее: большинство инвесторов, включая управляющих взаимными фондами, работают недостаточно эффективно, упуская рыночные возможности. С учетом комиссионных, которые берут обычные взаимные фонды, сами инвесторы теряли еще больше.— писал господин Спитцер.— Простая идея Богла заключалась в том, чтобы создать фонд, который будет следовать за всем рынком. Без необходимости платить большие деньги консультантам и брокерам и формировать сложный портфель активов».

Стратегия инвестирования Д. Богла: потенциал и простота инвестирования в индексы

Стратегия инвестирования Д. Богла была столь эффективной, что в 1976 году он смог успешно открыть инвестиционный фонд Vanguard 500 – первый индексный фонд, доступный абсолютно каждому, кто интересуется инвестициями. Данный фонд и сегодня является одним из самых успешных фондов, привязанных к S&P 500, а взаимный фонд Vanguard является лучшим и популярным выбором среди тех, кто хочет самостоятельно инвестировать.

Богл считал, что в силу высоких издержек и неминуемых ошибок (человеческий фактор) доходность фондов с активным управлением со временем снижается. Следовательно, будет более чем логичным делать ставку на фонды с низкими издержками и без  эмоциональных «барьеров». Благодаря такому подходу индексные фонды станут самым лучшим инструментом инвестирования, особенно если человек заинтересован в долгосрочных инвестициях (более 10 лет).

Философию данного подхода можно передать словами: «Не можешь победить, тогда возглавь».

Еще будучи студентом Принстонского колледжа, Богл отчетливо понял, что большинство фондовых менеджеров было не способно обеспечить целевой уровень доходности выше доходности индекса вроде S&P 500.

Если сложно обойти индекс, то почему бы просто не купить и не держать акции, входящие в индексы, чтобы сократить издержки? В таком случае успех практически гарантирован, ведь менеджер будет действовать, основываясь на динамике индекса.

Все остальное – история. Сегодня Vanguard является одной из крупнейших инвестиционных компаний во всем мире, а индексное инвестирование доказывает состоятельность теорий Богла о низких издержках и простой дороге к успеху в мире инвестиций.

Ровесник Великой депрессии

Джон Богл родился в 1929 году, когда в США начиналась Великая депрессия. Его отец потерял все сбережения во время фондового обвала, впал в депрессию, начал пить, что в итоге привело к распаду семьи. Все это вызвало настоящий шок для ребенка.

«Я хорошо помню, как мы были завалены квитанциями о неуплате. Мы жили в полной растерянности и неопределенности. Узнав о такой жизни уже тогда, учишься быстро закатывать рукава. Это незабываемый урок»,— вспоминал как-то Богл.

Поскольку его семья была небогатой, он пошел учиться в одну из обычных государственных школ штата Нью-Джерси. Там он проявил недюжинные способности к математике, что позволило ему поступить в престижную частную Blair Academy. Окончив ее с красным дипломом, Богл успешно сдал экзамены в Принстонский университет, где изучал математику и экономику.

Еще будучи студентом, Богл заинтересовался индустрией коллективных инвестиций. Окончив с отличием Принстон, он смог устроиться на работу в один из самых престижных частных инвестфондов того времени Wellington Management, который и сейчас играет видную роль на рынке, управляя активами на сумму около $1 трлн.

В Wellington Богл сделал неплохую карьеру: к 1970 году он стал председателем правления компании и уже там начал претворять в жизнь свои идеи по диверсификации источников доходов, переориентируя деятельность фонда с работы по отдельным активам, стоимость которых может подчас непредсказуемо меняться, на несколько активов, минимизируя последствия от колебаний цен на отдельные бумаги. В конце концов Богл пришел к выводу, что ему пора начинать свое дело и действовать так, как считает нужным. В 1975 году он основал инвесткомпанию Vanguard, что в переводе означает «передовой отряд, форпост».

Введение

Наше общество чрезмерно полагается на цифры, не понимая, насколько они эфемерны и как легко ими манипулировать. Мы принимаем существующее положение дел за данность, бездумно проецируем вчерашние тенденции и сегодняшние обстоятельства на будущее – и даже на далекое будущее. Подобные заблуждения привели к тому, что мы не хотели или не могли увидеть те глубокие дефекты, которые образовались в современном капитализме. Но глобальный финансовый кризис и крах фондового рынка 2007–2009 гг. заставили нас наконец-то обратить внимание на эти недостатки. Как показали последние три года, игнорирование реальности обходится очень дорого. В этой книге я постарался объяснить, как наше общество пришло туда, где оно находится сегодня, и как мы можем начать оправляться от тех колоссальных потерь, которые понесли.

В более широком смысле «Не верьте цифрам!» – книга о том, как мы обманываем самих себя и какие последствия влечет для общества наше нежелание смотреть в лицо реалиям жизни. В этой книге изложена неофициальная версия недавней финансовой истории, изобилующей примерами самообмана. Кроме того, цель книги состоит в том, чтобы дать обычным людям более глубокое понимание нашей сложной финансовой системы и поощрить их ее исследовать, обсуждать, подвергать сомнению, а также выполнять свою обязанность задавать простые вопросы и требовать ответы – ясные, понятные и, прежде всего, разумные.

Очевидно, что мы обманывали самих себя, игнорируя те силы, которые привели к катастрофической рецессии 2008 г. Хотя я и не мог спрогнозировать, что именно обвал на рынке жилья станет спусковым механизмом рецессии, в октябре 2007 г. я предупреждал о неизбежности подобного развития событий. Признаки надвигающейся катастрофы были налицо: резкое наращивание долгов; чрезвычайная волатильность рынков, вызванная преобладанием спекуляций над инвестированием; переход от экономики услуг к доминированию финансового сектора; широкое распространение сложных финансовых инструментов.

Задолго до описанных событий я предостерегал об опасностях введения кредитных дефолтных свопов (CDS), облигаций, обеспеченных долговыми обязательствами (CDO), а также структурированных инвестиционных инструментов (SIV), которые, как оказалось впоследствии, сыграли главную роль в обвале фондового рынка и экономическом крахе 2008–2009 гг. В 2007 г. я выражал свою обеспокоенность влиянием этих «умопомрачительно сложных и дорогостоящих» финансовых продуктов и говорил о том, что настало время объективно взглянуть на реальность. Закон Додда – Франка, подписанный президентом Обамой в июле 2010 г., представляет собой первую попытку реформировать финансовую систему и предотвратить будущие спекулятивные крахи. Хотя новый закон не может дать стопроцентной гарантии, он делает повторение недавних событий менее вероятным.

Во второй части («Провал капитализма») мы поговорим о том, что именно пошло не так – в частности, к каким пагубным последствиям привело ныне пошатнувшееся убеждение, что стремления к личной выгоде и свободных рынков достаточно для того, чтобы обеспечить оптимальную эффективность функционирования нашей экономики и нашего общества. Я предлагаю некоторые решения, которые позволят исправить сложившееся положение дел, продолжающее наносить ущерб нашей стране. Прежде всего, это предполагает создание нового общества, основанного на фидуциарных отношениях, где управляющие институциональными активами (агенты), которые сегодня контролируют корпоративную Америку, будут обязаны ставить интересы своих клиентов (принципалов) во главу угла. Это называется ответственным управлением, или служением.

Вот как Анатоль Калецкий, экономический обозреватель лондонской газеты Times, подводя итоги, говорит о том, где мы свернули с правильного пути, подтверждая мой анализ, сделанный в первых двух частях этой книги:

Кейнс никогда не публиковал экономических прогнозов, как и Хайек, Рикардо или Адам Смит. Чего действительно требовала экономика, так это набора аналитических инструментов, чтобы объяснить действительность и предложить разумные ответы в случае непредвиденных событий… Замена наблюдаемых фактов вероятностными распределениями не решает проблему неопределенности. Такой подход только скрывает истинную проблему… игнорируя роль имманентной непредсказуемости в финансах…

Склонность современной экономической теории к необоснованным и чрезмерно упрощенным предположениям позволила политическим деятелям, регуляторам и банкирам построить для себя воображаемый мир на основе идеологии рыночного фундаментализма, согласно которой… эффективные, всезнающие рынки способны решить все экономические проблемы, если правительство будет держаться в стороне… Однако предположения об эффективных, самостабилизирующихся рынках дискредитовали себя[2].

Индустрия взаимных фондов, в которой я проработал всю жизнь, как нельзя лучше иллюстрирует эти изъяны, о чем мы поговорим в третьей части этой книги – «Что случилось с “взаимными” фондами?» (Мне известен лишь один инвестиционный фонд – основанный мной 36 лет назад Vanguard, который отвечает определению взаимный: принадлежащий его пайщикам.) Играя на эйфорических настроениях инвесторов, подстегиваемых мощнейшим бычьим трендом за всю историю фондового рынка, активно управляемые взаимные фонды стали одним из самых быстрорастущих финансовых «продуктов» всех времен, и это объяснялось рекордным ростом самого рынка, который вряд ли когда-нибудь повторится. К моменту окончания рыночного бума в начале 2000 г. – после двух десятилетий, на протяжении которых среднегодовая доходность акций составляла невероятные 16 %, $10 000, инвестированные на фондовом рынке в 1980 г., превратились в $183 000. Но это был конец бума, за которым, как всегда, последовал глубокий спад.

Рост отраслевых активов за этот период – приходящийся в основном на фонды акций – со $135 млрд до $7,3 трлн скрывает тот факт, что немногие взаимные фонды преуспели в том, чтобы заработать сопоставимые прибыли. На самом деле, как в очередной раз подтвердила практика, самым эффективным способом получения максимальной доходности, генерируемой фондовым рынком, является не активное управление, а пассивное держание акций. И возможность делать именно это – т. е. просто владеть фактически всей совокупностью публичных американских компаний через индексный фонд акций (или, на американском рынке облигаций, через индексный фонд облигаций) – существует вот уже более 30 лет.

В последние годы индексные взаимные фонды стали получать все бóльшее признание, чему посвящена четвертая часть этой книги «Достоинства индексного инвестирования». Индексное инвестирование находится на пороге подъема, и причина этого в простейшей арифметике – чистая доходность, которую получает инвестор, равняется валовой доходности рынка за вычетом (намного более низких) затрат на инвестирование. Индексное инвестирование базируется не на какой-то там абстрактной концепции «эффективных рынков», а на низких издержках, широкой диверсификации и налоговой эффективности. Иными словами, на абсолютно конкретных реалиях. В отличие от этого, у активного управления нет такого фундамента; превосходство активных управляющих как группы – иллюзия.

В пятой части я обращаюсь к теме «Предпринимательство и инновации», где продвигаю идею о том, что частная инициатива должна быть направлена на служение обществу, а не только на извлечение корыстной материальной выгоды. В конце концов, более двух столетий назад в своем труде «Теория нравственных чувств» (The Theory of Moral Sentiments) Адам Смит, которого многие считают святым – покровителем капитализма, требовал от представителей бизнеса гораздо большего:

Обыкновенный человек должен… приобретать на избранном поприще обширные сведения и высокую степень искусства… Он должен быть терпелив в труде, решителен в опасности и непреклонен в бедствии. Дарования его должны бросаться в глаза разумными предприятиями, важным знанием и трудностью их, а также неутомимым преследованием цели. Честность и благоразумие, великодушие и искренность должны отличать все его поступки в обыденной жизни; он должен предпочитать ситуации, требующие проявления великих дарований и добродетелей, а не такие, успех которых вызывает только одобрение[3].

В середине 2010 г. созвучная Адаму Смиту мысль была высказана Анатолем Калецким из лондонской Times, процитировавшим слова Макиавелли о том, что честь и благосостояние государства должны двигать стремлениями лидеров – предположительно не только политиков, но и предпринимателей также. Макиавелли «считал погоню за мирской “славой” мотивирующим принципом, заставляющим лидеров осуществлять “великие предприятия” и совершать “великие деяния” на благо своих сограждан, а не только ради собственной корысти». Обсуждая тему предпринимательства, я привожу 17 правил успеха, последнее из которых напрямую перекликается с идеями Адама Смита: «Наивысшее вознаграждение мы получаем тогда, когда помогаем построить лучший мир». В этой части книги также рассматривается тема инноваций, тесно связанная с предпринимательством. Недавние финансовые инновации принесли баснословные прибыли для Уолл-стрит – и не менее баснословные убытки для тех, кто вкладывал в них свои деньги. Но есть и исключения, включая шесть инноваций в индустрии взаимного инвестирования, которые удовлетворяют ключевому критерию служения интересам инвесторов.

Мы не должны забывать о том, что идеализм всегда играл важную роль в американской традиции, и та точка зрения, что вещи, которые можно подсчитать, даже если они оказываются преходящими и неважными, предпочтительнее бесценных идеалов и ценностей, не поддающихся количественной оценке, уводит нас далеко от этой традиции. Я представляю тему «Идеализма и нового поколения» (часть шестая) в форме наставлений американским студентам, чтобы воззвать к лучшим качествам их души, когда они размышляют над выбором профессионального пути. Здесь приведена моя лекция «Достаточно», которая впоследствии была расширена до формата книги. В этой части книги вы встретите имена многих авторов и лидеров, которые вдохновляли и продолжают вдохновлять меня, включая Редьярда Киплинга, Курта Воннегута, Вудро Вильсона, Теодора Рузвельта, Уильяма Шекспира и Уинстона Черчилля.

Поскольку я стремлюсь поделиться своими ценностями с завтрашними лидерами, то отдаю дань уважения великим наставникам в моей карьере, которые передали свои высокие моральные ценности мне. В седьмой части – «Герои и наставники», названной так потому, что все описанные мною здесь дорогие люди были для меня истинными героями, я выражаю свою признательность очень многим людям, которые помогали в становлении моего характера на протяжении всей моей долгой карьеры и на самом деле – всего жизненного пути. Важнейшую роль в моей жизни сыграли Уолтер Морган – мой босс в Wellington Fund в течение 23 лет; легендарный инвестор и автор бестселлеров Питер Бернстайн; экономист Пол Самуэльсон и кардиолог Бернард Лаун, каждый из которых заслуживает отдельной главы. Все они, а также остальные 29 замечательных людей, перечисленных мною, были не только моими лучшими друзьями и сподвижниками, но и знаковыми фигурами в своей профессиональной сфере. История сохранит имена многих из них как экстраординарных личностей, которые продолжали придерживаться высоких нравственных принципов в разгар недавней эпохи «дикого капитализма».

Как лгать с помощью статистики

Я не заглядывал в классическую работу Даррелла Хаффа «Как лгать с помощью статистики» (How to Lie with Statistics), написанную им в 1954 г., вот уже много лет. По правде говоря, мне это было не нужно. Каждый день я вижу числа, которые, если и не лгут откровенно, то грубо искажают реальность. Взять хотя бы следующий пример: за трехлетний период с 2007 по 2009 г. Включительно операционная прибыль компаний, входящих в индекс Standard & Poor’s 500, составила $1,67 трлн. Но после вычета из нее переоцененных активов, дорогостоящих приобретений и других уловок корпоративного менеджмента остается всего $1,17 трлн объявленной прибыли. Почти $500 млрд исчезли без следа. (Я выбрал этот период, однако могу вас уверить, что начиная с 1970 г., когда стала указываться разница между этими двумя методами исчисления прибыли, не было ни одного года, когда бы не наблюдалось подобного разрыва между иллюзией операционных прибылей и реальностью объявленных прибылей.) А между тем наши инвестиционные стратеги с Уолл-стрит с завидным постоянством продолжают полагаться именно на операционные, а не на объявленные прибыли при составлении своих оценок рынка. И это при том, что даже объявленные прибыли, учитывая богатый ассортимент уловок в бухгалтерском деле, существенно приукрашивают реальность. Как однажды заметил ныне покойный Роберт Бартли, легендарный редактор Wall Street Journal, «доходы в виде потока денежной наличности – это факт; объявленная прибыль – это мнение».

Немало способствует искажению действительности и наше правительство. По словам Дэвида Эйнхорна, главы хеджевого фонда Greenlight Capital, «за последние 35 лет правительство несколько раз меняло свой метод оценки инфляции… Если бы инфляция подсчитывалась по методике, использовавшейся до 1980 г., сегодня она бы превысила 9 %, в то время как согласно официальной статистике составляет всего 2 %». Еще один пример: по данным Бюро трудовой статистики, уровень безработицы в середине 2010 г. составил 9,7 %. Но этот показатель не включает тех, кто потерял надежду на получение работы; частично занятых людей, ищущих работу с полной занятостью; желающих трудиться граждан, которые не занимаются активным поиском работы; а также всех тех, кто живет на социальные пособия по нетрудоспособности. Если же включить все эти неучтенные души, уровень безработицы удвоится до 20 %. Другими словами, почти 30 млн человек в нашей стране не могут найти полезного применения своим силам. Если официальный уровень безработицы свидетельствует о том, что наша экономика переживает рецессию, то реальные цифры указывают на нечто гораздо худшее.

Глупость, принесшая триллионы

Такое название Богл дал компании не случайно — он хотел ввести на рынок инновационные формы работы не только с бумагами, но и инвесторами. В 1976 году он создал взаимный индексный фонд Vanguard 500, доходность по которому была привязана к динамике фондового индекса S&P 500.

Индексный фонд сам по себе не был изобретением Богла: первые такие фонды появились в начале 1970-х. Однако ими занимались пенсионные и другие специализированные компании. Его инновацией стала продажа паев в таких фондах розничным инвесторам напрямую, к тому же отменив плату за первоначальный взнос. Розничные инвесторы, наблюдая за динамикой S&P 500, смогли легко понимать, как меняется стоимость их пая.

Идею Богла другие участники инвестрынка восприняли в штыки. Над ним начали издеваться, называя такой фонд «глупостью Богла» и сумасбродством. Профессиональные инвесткомпании привыкли к тому, что, когда к ним приходит розничный инвестор, ему назначается брокер или финансовый консультант, который зарабатывает не только советами по вложению в те или иные бумаги, но и получает комиссию с прибыли. А затея Богла позволяла обычным людям сэкономить на услугах брокеров и консультантов.

Критики Богла говорили, что он подрывает сами устои работы инвесткомпаний, упрекая его даже в «антиамериканизме».

Однако он не обращал внимания на эти упреки. В 1977 году он снова нарушил традиции, отказавшись от услуг внешних наемных брокеров, что также значительно удешевило для розничных инвесторов игру на бирже.

Клиентоориентированной подход не только не подорвал работу рынка взаимных фондов, но и стимулировало его развитие. Все больше людей стало участвовать в работе индексных фондов — их привлекали низкие издержки и прозрачная динамика стоимости паев. В результате фонды получали больше инвестиций.

Богл запустил процесс фундаментального изменения рынка, которое продолжается по сей день. Эксперты подсчитали, что в 2017 году на каждый вложенный доллар розничные инвесторы заплатили на 40% меньше комиссионных, чем в 2000 году. А ведь еще в 1970-х годах Богл заявлял, что фонды слишком много берут с клиентов, называя индустрию «символом одной из самых пагубных привычек в современной истории капитализма».

Джон Богл пробыл на посту главы Vanguard вплоть до 2000 года. К тому моменту компания управляла активами на несколько триллионов долларов, что стало весьма убедительным ответом всем скептикам и критикам.

Профессор финансов французской бизнес-школы Audencia (Нант) и вице-президент Французской финансовой ассоциации (AFFI) Эмилиос Галариотис в интервью “Ъ” подчеркнул заслуги Богла и для науки: «Именно он создал практику инвестирования розничных инвесторов во взаимные фонды. И хотя сначала общественность с трудом воспринимала его идеи, со временем такой подход стал основным — не только для розничных инвесторов, но и для исследователей и ученых, которые анализируют индексные фонды как средство проверки экономических и финансовых теорий».

Ценные уроки «Джека» Богла

Богл успешно и неустанно доказывал инвесторам, что использовать стратегию активного управления (фондом) там, где стратегия пассивно-управляемого индексного фонда с низкими издержками может гарантировать более высокий доход – попросту глупо.

Компания Vanguard также предлагает инвестиции в биржевые индексные фонды. Сам Богл так до конца и не смирился с их существованием и даже называл такие фонды потенциально опасным для среднестатистического инвестора трендом.

У Vanguard и Д. Богла есть преданная армия поклонников, состоящая из инвесторов, которые «сделали себя сами». Они любят называть себя “Bogleheads” т.е. последователи Богла, которые при инвестировании и управлении личными финансами обожают применять на практике советы «Джека» Богла.

Автор публикации

0

HODL – Пришествию второго хайпа быть!

Комментарии: 0Публикации: 169Регистрация: 27-02-2019

Советы белой вороны Уолл-стрит

Уйдя с поста главы Vanguard, Джон Богл активизировал просветительскую и общественную деятельность: давая интервью, выступая перед студентами и выпустив книгу, в которой доступно объяснял, как при помощи инвестиций заработать больше, не переплачивая инвесткомпаниям. За это его окрестили «святым Джеком» и «Дон Кихотом» финансового рынка.

Богл продолжал быть белой вороной, подвергая критике работу Уолл-стрит — рынка, на котором он сам трудился, но по другим, своим, правилам.

В вышедшей в 1999 году книге «Столкновение культур: инвестиции против спекуляции» он написал: «За последнее время ежегодный объем торговли акциями составил примерно $33 трлн. Но из всего этого громадного объема лишь очень малую долю составляло само создание капитала — прямые инвестиции в развитие бизнеса, новые технологии, развитие медицины, более современного производства и т. д.— всего лишь около $250 млрд в год.

Таким образом, мы видим, что спекулятивная торговля составляет 99,2% активности на фондовом рынке и лишь 0,8% — непосредственно создание нового капитала».

В числе других известных афоризмов есть и такой: «Не надо искать иголку в стоге сена. Просто купите этот стог сена». Так Богл выразил одну из своих главных идей — проще вкладывать средства в фонд, следующий за всем индексом, чем искать брокера или инвестиционного консультанта, который выберет правильную стратегию по акциям лишь одной или нескольких компаний, входящих в данный индекс.

Богл постоянно обращал внимание инвесторов на издержки при работе с брокерами и консультантами: «Грустная ирония инвестирования заключается в том, что мы, инвесторы, как класс не только получаем то, за что нам платят, но мы абсолютно точно получаем то, за что мы сами не платим». Таким образом, он хотел сказать, что каждый доллар, не потраченный на излишнюю консультацию, уже является прибылью для инвестора.

Критика в адрес Джона Богла прекратилась лишь совсем недавно, когда даже самые завзятые консерваторы убедились, что его подход не только более морален, но и более выгоден. В этом с ним согласился даже «оракул из Омахи» Уоррен Баффетт.

После известия о смерти Джона Богла в интервью телеканалу CNBC господин Баффет заявил: «Он сделал для американских инвесторов больше, чем какой-либо другой человек из всех, кого я знаю. Многие на Уолл-стрит посвящают себя тому, чтобы брать плату и не давать в обмен ничего. Но он дал много, взамен не взяв практически ничего».

Евгений Хвостик

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Загрузка ...